Смешные стихи про женщин военных

Горели все вокруг поля,
Стоял один кромешный ад,
Но лишь «Вперёд, а не назад»-
Кричали храбрые сыны,
Герои той былой войны.
А Зиночка везла бойцов,
Скрывала боль её лицо,
Тащила на себе, «везла»,
Расправив будто б два крыла.
Снаряды рвались, как назло,
«Прошу спаси нас, милый Бог»
Шептали губы у неё,
Молила всё она Его.

Об этой хрупкой девятнадцатилетней девушки ходили легенды. Зиночка отличалась храбростью и смелостью.

*** Читайте на сайте!

«.Никто не забыт и ничто не забыто» ( эссе и статьи)

Эти проникновенные слова, высеченные практически на всех мемориалах советским воинам, принадлежат советской писательнице Ольге Федоровне (а, по-настоящему, Фридриховне) Берггольц. Ее имя неразрывно связано с историей Великой Отечественной войны и, прежде всего, с блокадой Ленинграда .

.Киевская подпольщица Таня Маркус

Ее имя стало широко известно лишь в 1991 году, когда открылись всевозможные секретные архивы. Эта 20-летняя девушка во время Великой Отечественной войны совершила подвиги, за которые положено было звание Героя Советского Союза. Но. .

Памяти военврача Надежды Розенфельд,
погибшей при освобождении Болгарии.
Поля войны — как ноющая рана.
Поля войны — свидетели немые.
Здесь похоронен военврач второго ранга —
Простая девушка из городка Немиров.
От берегов многострадальной Волги
И до отрогов древнего Пирина
Был путь у медсанбата долгим,
А так дойти хотелось до Берлина.
Был окружен врагами медсанбат,
Но вовремя поспела помощь.
Немало полегло тогда солдат —
Луна была кровавой в эту полночь.
И на земле Болгарии всегда
На строгих обелисках гордо
Горит пятиконечная звезда —
Как память благодарного народа.

** **
ВОЕННИЯТ ЛЕКАР НАДЕЖДА

В памет на Надежда Розенфелд ,
загинала при освобождението на
България от фашистити в 1944 г.

Литературен превод: Генка Богданова

Полята на войната са пулсираща рана.
полята на войната са свидетели неми.
Тук погребана лекарка-втори ранг остана,
скромна девойка от Немиров с мечти големи.

На многострадалната Волга от бреговете,
до планинските вериги на древният Пирин-
медицинският батальон мина през боевете.
А така мечтаеше да стигне чак до Берлин!

Не се получи! Атакуваха лазарета.
Врагът бе отблъснат. Пристигна на време помощ.
Много ранени войници… Животи отнети..
Луната грееше кървава в тази полунощ.

Вечно на българската земя освободена,
върху братските могили като паметник горд,
ще свети и грее ярко звездата червена –
като паметта на този благодарен народ.

Военният лекар Надежда

превод: Красимир Тенев

В памет на военния лекар надежда Разенфелд,
загинала за освобождението на България.

Полета бойни – незарасла рана.
Полета бойни – сцена мълчалива.
Девойка-лекар тука втори ранг е
погребана, от малък град – Немиров.
На Волга от брега многострадален
до хълмовете древни на Пирина
вървеше батальонът санитарен,
направо към Берлин, ала не стигна.
Врагът бе хванал в обръч лазарета,
но помощта дойде навреме тъкмо.
Загинаха немалко тук момчета –
луната тази нощ от кръв помръкна.
И днес гори в земята на България
звездата петолъчна, свети гордо
за вечна благодарност, не догаря –
тя живата е памет на народа.

Песни военных лет

Мелодии войны звучали в зале,
Певица пела так самозабвенно,
Так страстно,
Что казалось —
Сейчас ни зала нет, ни сцены,
А есть землянка
И гармонь играет
И тихо подпевают ей ребята —
Как будто на переднем крае
Ни свиста пуль,
Ни грохота снарядов.
Певица пела словно бы она
Хлебнула с ними горечи солдатской,
Как будто бы другая рождена
Была тогда —
В победном сорок пятом.

Человечна, величава,
Неустанна и проста,
Это ты дала начало
Жизни Красного Креста…

При казённом желтом свете,
Негасимом до утра.
Появилась в лазарете
Медицинская сестра*.

Принесла цветы солдатам
И сияньем серых глаз –
Увела беду куда-то,
Как всегда – не в первый раз…

Возле парня сквернослова
Задержалась медсестра.
Бледный, злой бритоголовый
Он — замолк, а боль — остра!

Свежей марлей обмотала,
Промокнула пот с лица.
И ему – полегче стало,
И улыбка — у бойца…

И пошла от койки к койке –
Будто лебедь поплыла…
А вокруг свинцово-стойкий
Запах крови и тепла.

Вперемешку – хрипы, стоны.
Вскрики, с болью – знак войны…
А её глаза, бездонные –
Состраданием полны.

И она — душевно рада,
Что внесла к ним тишину —
Их, измученные взгляды —
Видят мир, а не войну!

* Каждые два года
Международный
Комитет Красного
Креста присуждает
50 медалей имени
Флоренс Найтингейл –
высшая награда для
медицинских сестер.

« Помните!
Через века,
Через года – помните!
О тех,
Кто уже не придет – никогда,
Помните!…»

Р. Рождествинский.
«Реквием»

Март, 12, Лиозно*, 1943 год.

Папулечка! С немецкой я неволи
пишу письмо. Вложу его в конверт.
Запрячу в печке весточку о доле,
тебе прощальный горестный привет.
Пятнадцать мне исполнилось сегодня.
А сколько натерпелась бед в плену!
Но даже в этой мрачной преисподней
былое вспоминаю до минут.
Как весело встречали дни рожденья,
и пели как с тобою в унисон.
Читала с чувством как стихотворения,
а гости танцевали вальс-бостон.
Ну, а сейчас я на скелет похожа.
На шее номер, платье в лоскутах.
Спина в рубцах, и выветриралась кожа,
и кровь спеклась на тоненьких устах.
Рабыню у Шерлона-барона.
Работаю из сил последних я.
А ем с корыта с Розою и Ноной.
«Русс был и будет грязная свинья!»
И убегала много раз из плена,
но дворник возвращал меня опять.
За наказаньем — голод шел на смену.
Теперь мне больше нечего терять.
А маму не ищи — убили звери,
узнать когда пытались о тебе.
Хлестали по лицу, словам не веря,
свершили подлый суд у нас в избе.

Читайте также:  Поздравление с днем медицинского работника коллегам

Сегодня сообщили весть плохую,
отправят что в Германию меня.
Не вынести мне долюшку лихую,
не встретить мне и завтрашнего дня.
Не стану прозябать я на чужбине!
Уж лучше смерть в родимой стороне…
Прощай, мой добрый папенька, — отныне
Громи фашистов, помня обо мне!

И верю, что отыщется конверт,
Когда-нибудь прочтешь ты мой.

«Дорогой, добрый папенька!
Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери. »
Письмо, написанное Катей Сусаниной отцу, было найдено в 1944 голу, при разборе разрушенной печки, в одном из домов города Лиозно. Отданная в рабство немецкому помещику, доведённая до отчаяния, в день своего пятнадцатилетия, девочка решила покончить с жизнью.
На конверте детским почерком было крупно написано: » « Дорогие дяденьки или тетеньки, кто найдет это спрятанное от немцев письмо, умоляю вас, опустите сразу в почтовый ящик. Мой труп уже будет висеть на веревке». Номер полевой почты на конверте устарел, и письмо опубликовали в газете « Комсомольская правда» 27 мая 1944 года.

*Лиозно — это городок в Витебской области, в Белоруссии.

Материал взят из документальной книги «Говорят погибшие герои».

«В »
= = =
Валентина Томашевская

Женщина и война

Я никогда не видела своего деда,
по материнской линии,
Николая Кондратовича:
ни вести от него с самого начала
войны, ни письма,
и жизнь бабушки Марии
сплошное ожидание была.
Гадала, ну как не погадать,
когда годами приходилось ждать.

Другой мой дед — Иван —
встретился с сыном
на Сталинградском фронте —
краткой та встреча была.
Сын был ранен,
а рота деда до Берлина
дошла.
А бабушка Татьяна
и мужа, и сына с войны
с надеждой и верой ждала.

Май 45-го дядя Ян
в Вене — лагерь для интернированных —
встречал.
Фильм «Тарзан», черно-белый, немой,
рассказывал нам,
в унылые будни их развлекал.
Девушка на киносеанс
в лагерь однажды пришла,
австрийка, Мария.
— Красива ли она была?
— В молодости все красивы, —
так дядя мне отвечал.-
Она была в шелковых чулках,
на высокие каблуках,
и выделила — из всех — меня,
плохо одетого.
А потом дорога в товарняке:
трудовые на Украине лагеря.
И тетя , Лида, медсестра,
от болезни легких его спасла.
А письма Марии, из Австрии,
предусмотрительно сожгла,-
такие были времена.

Весна 45-го в Вене

Из рассказов мамы я знала, что тетя Лида замужем за поляком, Яном.

— Когда спрашивают, просят рассказать о войне, кажется – не о чем рассказывать.
А бывает иногда, как вспомнишь.
Однажды на встрече ветеранов Maрия Ивановна Гринцевич, когда ее попросили рассказать о себе, не смогла и слова вымолвить. В горле застрял горький ком.

Всё шли на запад пехотинцы
Дорогой крови, боли, слёз.
Звенел и бил в их рукавицы
Сухой российский наш мороз.

Всё шли суровыми полками,
Не останавливая ход,
И обелисками — штыками
За ними шёл за годом год.

Атаки…
Медсанбаты…
Штабы…
Медсёстрам тяжелей вдвойне.
Сержант смеялся: «Эх, вы, бабы,
Ну что вы петрите в войне?!»

Сержант,
Как быстро время мчится,
А помнишь, у того села
Тебя, израненного, медсестрица
На слабых плечиках несла?

Она прошла с тобой немало…
Война – кровавая гора.
И жизнь на плечиках держала
Пехотной гвардии сестра.

«О войне не пишу»

Поздравляю ветеранов войны и всех читателей с самым главным праздником
русского народа и его братьев – Днём Победы в Великой Отечественной
войне 1941 – 1945 годов.
Здоровья всем и мирного неба над головой.

НЕСУЩИЕ ЛЮБОВЬ СКВОЗЬ ВОЙНУ

Пускай всегда непросты времена
И время стерло лица, имена,
Но они были, были, были…
Они – любили. Господа молили
Их воинов безусых пощадить.
О, как непросто было вдовам жить
В шестнадцать, в восемнадцать юных лет,
Когда мерк с похоронкой белый свет!
Гармония до самой жизни сути
Вы, в дни скорбей, бед и душевной смуты
Вставали словно крепкая стена.
О, в вдовьих слезах лишь войны вина!
И, надевая черные платки,
Они не спят у колыбелей… У плиты
Пекут душистый темный хлеб из ржи.
В чем их вина, война, ты им скажи?
В кровавую военную годину
Работа вся свалилась им на спины,
Их руки, что тонки и так хрупки,
Водили трактора. Включив станки,
Они снаряды по ночам точили
И в медсанбатах раненых лечили.
Состарившись и поседев до срока
Они, жестокости не получив урока,
После войны пшеницу в поле жали
И возле дома цветники сажали.
Сейчас, когда их внуки повзрослели,
Они сны видят в холоде постели:
Что их мужья живые, молодые,
Вернулись все в домы свои родные
Чрез годы из забвенья и войны,
В мир светлой предрассветной тишины…

Память блокадного Ленинграда

Память блокадного Ленинграда
Блокада длилась 872 дня:
с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944г.
(Статистика В.О.В.).

(Поэтессе Нине Орловой)

Блокада, как рана памяти!
Живут ленинградцы в замяти
Прошлых, голодных лет,
Светел, лучист их след!

Дети с прозрачными лицами.
Старухи с седыми ресницами,
Замёрзшие первой зимой
С верой в Победу святой.

Память таит тихо время.
Сильное, мудрое племя!
Тени. Опущены плечи.
Горят поминальные свечи.

ВЕРА ПОЛОВИНКО
11.02.2013г.
г. Киев.

Сестра милосердия с филфака

Великоват размер её бушлата*.
Зато достойна званья «Медсестра»,
Что волоком тащила плащ-палатку**,
«Чужих» спасала мужа, сына, брата
Во имя благочинности*** добра.

Считай, вчера на фронт ушла с филфака,
Зачётик сдав за курсы медсестёр.
Борьбы гражданской дед, вояка, плакал,
От внучки письма ждал старик с тех пор.

По снегу грязному «носилки» тянет
Девчушка хрупкая: идёт война.
Солдата боль сестричке душу ранит.
Всё на ногах . Спасать. Не зная сна.

Бинты и кровь. Агонии смертей.
Не отступать! – касался всех приказ.
Жестокость не убила сердца в ней –
Ключом фонтанил юности запас.

Нечаянно влюбилась в лейтенанта,
Спасённого на курщине**** в бою.

. На Спасской башне время бьют куранты,
Седая парочка склонилась к Вечному огню.
10.02.2013
============ =============== ============

«Г »
= = =
Геннадий Вершинин

Женщины, война — больная тема.

Им бы феями с белыми платьями
Кавалеров сердца покорять,
Но случилось от родины — матери
Им тяжёлую ношу принять!

Женщины, война — больная тема,
Мне её, наверно, не объять,
Приоткрыл я краешек проблемы.
Как её осмыслить и понять?

Встретил фотографию недавно,
Поразили женщины меня,
Встретил неожиданно, случайно,
Грустной памяти событий ряд.

Женщины в горах Афганистана —
Ненормально это, шла война,
Всех она за девять лет «достала»,
А у них улыбки, как весна!

Женщины на снимке с автоматом,
Там нельзя ведь было по-другому,
Поклонитесь ныне им, ребята,
Живы мы теперь, и слава Богу!

Женщины — вы продолженье рода,
Не для вас борьба и поле брани,
Вам любовь предписана природой,
Оказались вы тогда на грани,

Грани между жизнью-смертью тонкой,
Но страна в тот час решила: надо!
Я желаю счастья вам, девчонки,
И вниманья внуков всем на радость!

Я тебя на поле брани
После битвы отыщу.
Я твои промою раны,
Белым льном перевяжу.

Я росой тебя умою,
Не позволю самому,
Я тебя собой укрою
И не выдам никому!

Напою водою чистой
Из колодца во дворе,
Утону в глазах лучистых
На проснувшейся заре.

Накормлю горячим хлебом,
Зацелую, излечу.
И до будущей Победы
Никуда не отпущу!

Людям в белых халатах, времен В. О. войны посвящаю

Эти строки — впечатление, оставшееся после встречи с ветеранами — медиками,работавшими на санитарных поездах.Врачам-фронтовикам, с низким поклоном.

Доктор,милый помогите!
Стонет стон и плачет плач.
Ну, а рана прогрессирует,
Как взбесившийся палач.

В глазах искрится состраданье,
-Ах, как же хочется помочь!
В мозгу стучит, как заклинанье:
-Выживи и в эту ночь!

-Ты потерпи. И все сначала:
-Боль эту надо превозмочь,
Она,как лезвие кинжала,
Притупится. Умчится прочь.

Слова, как эликсир на рану
И затихает стон и плач.
-Я за тебя молиться стану —
Шепнет в сердцах дежурный врач.

Уже приговорен всевышним,
Ничем солдату не помочь,
Но гонит врач дурные мысли,
Выходит из вагона прочь.
***
Ушел солдатик в мир иной,
Там обретет навек покой.
Его увозят и,под стук колес,
С собой частицу сердца доктора унес.

Спокойный взгляд,
открытое лицо…
Могла бы стать
заботливою мамой
И любящей женой,
а не бойцом,
Шагающим ночной тропой
упрямо.
Прошлась твоя
тернистая стезя
Через страны
израненное сердце.
Когда судьбой начертано:
нельзя
Мечтать ни о семье,
ни о младенце.
В составе группы,
тайно, через фронт,
Отправившись в Петрищево
под вечер,
Ты видела,
как меркнет горизонт,
Товарищам сгибая
низко плечи.
Не знала, что теперь
в последний раз
День провожаешь,
и уже на утро,
Исполнив долг,
задание, приказ,
Умрешь на площади села
прилюдно.
Звезда героя
с отзвуком легенд,
Присвоенная
Родиной посмертно.
Отлитый в бронзе
строгий монумент,
И астероид –
малая планета.
Все то, что возложить
тебе смогли
За беззаветную любовь
к Отчизне.
И от меня пусть
толика любви
Явится лепестком
всеобщей тризны.
Твой феномен
загадочен как Сфинкс.
Не девушкой,
а вещей амазонкой
Сверкнула в битве
и победный крик,
Мечом ударил
по фашистам звонко.
Наследие
воинствующих дев
В крови горело
яростно и зримо,
Провозгласила,
встретив новый день,
Что наша Родина
непобедима.
С петлей стояла
грозно над врагом,
А к людям цепенеющим –
открыто…
Но выбит ящик
из под ног пинком,
Чтоб было имя девы
позабыто.
Но из простого «Таня»
вдруг оно
Заколыхалось знаменем
по весям,
Священным для России
полотном,
Парящим гордо
в светлом поднебесье.

Читайте также:  Блюда на пасху рецепты

Сёстры милосердия.
Как белые голубки –
Доброта, усердие
И ласковые руки!

По дороге жизненной
Шли стезёй служения,
Жизнь, спасая ближнему, —
Подвиг уважения.

В сердце с верой пламенной
Крест несли безропотно
И спасали раненых
В деле трудном, хлопотном.

Ночи, дни тревожные.
Стоны и страдания.
Перевязки сложные.
Милость, сострадание.

Эти руки женские
Ласковые, нежные
Доброту вселенскую
Раздавали бережно.

Жертва бескорыстная
В услуженье страждущим.
Человечность высшая
Благородством названа.

» Л »
= = =
Лидия Калушевич

Война страшна чудовищным огнём,
Сравнима с разъярённым диким зверем,
В любой ворвётся самый крепкий дом
И крепости любой откроет двери.

Я помню голод тех, сороковых,
Хоть лет совсем той крохе было мало.
Но помню, как, смакуя, грызла жмых,
Других ведь сладостей тогда не знала.

Прогорклый, серый, твёрдый, с шелухой
Он мне казался слаще булки с мёдом.
Для детворы голодной и босой
Была конфетой тыква с огорода.

Я помню материнские глаза
В тоске от ожидания и страха,
Когда она, крестясь на образа,
Смотрела на отцовскую рубаху.

Я помню, как, держась за мать, иду
Туда, где собирались помолиться
Все женщины, чтоб отвести беду,
И почерневшие крестили лица.

Я помню, мать чинила по ночам
При свете еле дышащей коптилки
По слякоти разношенные в хлам
Братишки довоенные ботинки,

И по-мужски, на руку намотав,
Сучила дратву, как отец когда-то,
Ботинок меж коленями зажав,
Накладывала на дыру заплату.

Я помню День Победы и парад,
И то, как победителей встречали,
И блеск на гимнастёрках их наград,
И лица вдов, застывшие в печали.

Я помню всё о тех, сороковых.
И безотцовское послевоенье.
И потому прошу вас, молодых, —
Не забывайте наше поколенье.
Ноябрь 2009г. День матери.

После фронта он нашел свою сестричку

После фронта он нашел свою сестричку

На гитаре девушка играет,
Позабыв усталость, страх и боль,
Нежной песней сердце открывает —
Как в печурке теплился огонь…

Госпиталь затих, печальны лица,
Каждый думал, вспоминал свое,
И надеялся — война не повториться,
Хоть бы время мирное пришло…

Ее пальцы трепетны, как птицы,
Ее голос словно ручеек,
Разве мог отец мой не влюбиться –
Песня в сердце раздувала уголек…

После фронта он нашел эту сестричку,
Своей кровью она жизнь ему спасла,
Жизни их открыли новую страничку,
И Любовью называется она …!

Война и женщина – слова несовместимы,
Но жизнь диктует нам свои права.
И сколько их, любимых, нежных, милых,
Та страшная година унесла.

Хрупка, тонка и в самом нижнем чине,
Ты на войне творила чудеса.
Была поддержкой сильному мужчине,
С тобою рядом слабым быть нельзя.

Ты сколько сильных вырвала у смерти,
Тебя запомнит тот, кого спасла,
Мы понимаем, что ты испытала,
За что награды Родина дала.

Радисткой, санитаркой, партизанкой
И лётчицей отважною была.
Везде нужна: на суше и на море –
Ты шла туда, куда звала страна.

Война для всех – суровая година,
В тылу, в плену война для всех – война.
Мы пропоём тебе отдельно славу:
Ты фронтовичкой, смелою была!

Разгоревшийся бой,
рядом рвется снаряд.
Стон, ранения, боль,
и в палатке солдат,

и в халатике белом
среди боли сестричка.
в бой за жизнь идёт смело,
и порхает синичкой-

пеленает бинтами,
утешая в молитвах.
Её мужество с нами —
не покинула в битвах.
27.08.2010

Т-Р-А-В-Ы — Д-Е-Т-С-Т-В-А -моего.

Основано на реальных событиях

Дорогой сестре Галай Раисе Петровне посвящаю (фото 2010г).

» М »
= = =
Марина Милова

РУКИ
Хочу понять, как ваши руки,
Давно привыкшие к труду,
Преодолели все разлуки
И отвели от нас беду.
Они не знали украшений
Из золота и серебра,
Но сберегли в пылу сражений
Святую искорку добра.
Ладони ваши, как лампада,
Сумели сохранить любовь,
И лучшая для них награда –
Жизнь, торжествующая вновь.
Пусть ваши пальцы узловаты,
Но по-особому чисты,
Ведь помнят старые солдаты,
Кто им накладывал бинты.
И даже маленькие внуки
Мечтают только об одном,
Как ваши ласковые руки
Благословят их перед сном!
* * *
———— ——— —————

Это песня, посвященная Ирене Сандлер, полячке, спасшей более 2500 детей из Варшавского гетто.
Музыка — Марка Зельдича. Вот ссылка на эту песню на его муз. странице:

Поёт Влад Эстрин. Скрипка — Игорь Рубинчик.

Снова где-то сгущается темень –
Может, ей подчиниться пора?
Ангел смерти самонадеян,
Но не рвётся тропинка добра.

Посмотрите на женщину эту –
В её облике столько тепла,
Столько нежности, столько света,
Сколько жизней Ирена спасла.

Не в швейцарские прятала банки
Миллионы свои без затей,
А записки в стеклянные банки
С именами спасённых детей.

Эти дети — важнее всех премий.
Здесь политики пусть помолчат.
Дал Всевышний Ирене время –
От спасённых дождаться внучат.

Посмотрите на женщину эту –
В её облике столько тепла,
Столько нежности, столько света,
Сколько жизней Ирена спасла.

Быть женщиной на зло войне

«Вся молодость моя прошла на фронте,
Мне в сорок первом было двадцать два.
Вы нравственностью душу мне не троньте!
День каждый, как последний был тогда!

Я до войны любила танцы-дрынцы,
Помаду яркую и перманент.
Шальную молодость украли фрицы,
Война все отняла в один момент!

Нас было во всем взводе две девчонки
Я — санитарка и связистка Кэт.
Она — постарше, но тот голос звонкий
Звучит во мне «Катюшей» много лет.

Бывало, мы в затишье отдыхали,
И Катя пела песни о любви.
Под этот голос семьи вспоминали,
Мечтали все про жизнь после войны.

А каждый день нас становилось меньше.
Ребята гибли на моих глазах.
Мужчины, одичавшие без женщин,
В моей заботе прятали свой страх.

Напропалую парни флиртовали,
С кем месяцами рядом я жила,
С кем вместе голодали и страдали,
Все те, кого послала мне война.

Хорошие мои, до слез родные,
Все разные, простые мужики.
Я вижу вас, как-будто, вы живые,
Я помню всех, с кем были мы близки.

Ивану, помню, пальцы оторвало,
Он в шоке порывался их искать.
Твердил, что на гармошке нам сыграет
И плакал: нечем бабу обнимать.

Кузьмич, наш самый главный заводила,
Оглох от взрыва и кричал во сне.
Я, как сестра, вас, парни, всех любила,
И, как жена, шла с вами по войне.

Я всех вас успокаивала лаской,
Тепло дарила и жалела всех!
Я не боялась шлюхой слыть солдатской,
Быть женщиной на зло войне — не грех!

Оплакивала каждую могилу,
И проклинала жизнь я в эти дни.
Соперница-война вас уводила,
Я продолжала верность вам хранить.

Катюша вышла замуж за комбата
И прожила медовые три дня —
Их счастье взорвала одна граната.
И здесь нагадила ревнивая война!

Мы в окруженье были в сорок третьем,
Там не осталось ни-ко-го в живых.
Не сберегла я вас от верной смерти,
Простите меня, мальчики мои.

Рвалась я к вам в тяжелой лихорадке,
В бреду металась в госпитале я,
А рядом, в двух сколоченных кроватках,
На зло войне орали сыновья. «

Рассказ вела мне бабушка седая,
-Ой, девка я бедовая с войны!
Лукавой нежностью глаза ее сияли,
А я ревела от ее судьбы.

Простите жёны, и забудьте ВСЕ уже
Презрительное слово — ППЖ!

Луч золотистый гонит ночь,
Зарница будит всё живое.
Из сердца, лень, лети же прочь,
В душе оставив лишь благое.

Беру перо, и стих готов
В моём взволнованном сознаньи,
Поток с небес несётся слов,
Бурлят в душе воспоминанья.

Сияет Лира нежно мне,
И рифмы кружатся рядами.
Сижу один я в тишине,
Стих посвящаю милой маме.

Её давно уж нет в живых,
Мне так советов не хватает,
Тоскую я о днях былых,
И образ в памяти всплывает.

Когда ж мне плохо, то во сне
Она приходит, лечит душу,
И вся в заботах обо мне,
Ей данных клятв я не нарушу.

Вся жизнь её была трудна:
Войну и голод повидала,
Седым венцом окружена,
Цвет глаз её – небес начало.

Её медали я храню,
Они в руках моих сверкают,
Как миллионы жён, броню
Ковала, Родину спасая.

И я впитал всю доброту
Её душевного колодца,
Повсюду вижу красоту,
Иду стезёй канатоходца.

И мудрость, что она дала,
Мне пригодилась многократно.
По жизни матушка вела,
И было на душе приятно.

Отец Господь, вознагради
Её за муки и страданье!
Уверен я, что впереди
Нас ждёт всех с мамами свиданье.

Наталия Константиновна Борисова (Бабка Ёшка)

Женщины, прошедшие войну

На жакетах – ордена, медали,
И не нужно прятать седину.
Как же вы на фронте выживали,
Женщины, прошедшие войну?

Воевать положено мужчине.
Родина зовёт – иди на бой!
. Женщина – в окопе, в стылой глине.
Грохот взрывов и снарядов вой.

Что войне до женской сути тонкой,
Смерть не разбирает, кто есть кто.
Школьницы, совсем ещё девчонки!
Вам-то это выпало за что?

Снайперы, связистки, санитарки.
Да, судьба к вам не была добра.
Вам бы на скамейке в тихом парке
Целоваться с милым до утра.

Юность неохотно вспоминают
И не смотрят про войну кино.
Только память всё ещё живая,
Ноет, беспокоит всё равно.

. Как тащили, надрываясь, плача,
Раненых тяжёлых на себе,
Как решали трудную задачу –
Постирать казённое х/б.

. Как домой писали письма маме –
Мол, жива-здорова, лучше всех!
И опять месили сапогами
То болота, то кровавый снег.

Ради нас переносили муки,
Защищая мир и тишину.
Я с поклоном вам целую руки –
Женщины

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Смешные стихи про женщин военных